Шапка

Жизнеописание бычка Стёпки


Бычок-желтокрылка
Фото Алексея Блохина

Глава 1 (лирическая)

Вокруг было темно, но совсем не страшно. Временами я видел сны. В моих снах был кто-то большой и добрый, наверное, папа. Вода тихонько колыхала водоросли, песчинки, омытые водой, гладили меня. Иногда мне снился свет, он шёл отовсюду, согревал меня и напевал колыбельную. Может это была мама, а может солнышко. Конечно, в то время я ещё не знал, что такое мама, папа, солнышко, песчинки, водоросли, вода. Я был всего лишь маленькой глупой икринкой среди сотен таких же, как я, братишек и сестрёнок. Мы все лежали под большим камнем, и нас охранял папа, но об этом я тоже ещё не знал. Нам было хорошо, тепло и спокойно. Время шло, я рос, и однажды мне стало тесно. Я потянулся хвостиком, упёрся головой во что-то твёрдое, потянулся сильнее и … родился.

Байкальский бычок
Фото Алексея Блохина

Глава 2 (страшная, поэтому короткая)

Первые дни были самыми тяжёлыми в моей жизни. Папа исчез. Не зная куда спрятаться, я то тыкался мордочкой в камни, то зависал в толще воды. Страшные животные преследовали меня, поедали моих близких. Несмышлёные мальки были слишком лёгкой добычей, нам приходилось рассчитывать только на свои силы. Большинство моих сестрёнок и братишек погибли. Я сам чуть не попал в зубы окуня. Ужасное было время! Позднее я узнал, что нам ещё повезло, некоторые папы погибли от истощения во время длительной охраны гнёзд, и беззащитные икринки были съедены прожорливыми рыбами.

Дно Байкала
Фото Алексея Блохина

Глава 3 (подростковая)

Шли месяцы, я научился прятаться под камни и маскироваться, парить в толще воды и ловить рачков-циклопов. Я перестал дрожать при виде окуней. Я – это бычок-желтокрылка Стёпка. Правда, красивое имя? Я его сам придумал. Так звали странное бесхвостое существо на берегу, которое кидало камни в воду. Потом мне здорово влетело от старших рыб за то, что я так близко подплыл к берегу. Я тогда ещё не знал, что мы, желтокрылки, должны себя беречь, так как мы уникальные, и больше нигде в мире таких нет. А какие мы красавцы: большой рот с выпуклой нижней челюстью, острые зубки, огромные красивые плавники, изящный хвост, выпуклые глазки и большая умная голова. Скорее всего, за ум нас и прозвали широколобками. Полюбуйтесь и нашим окрасом: зеленовато-бурая спинка с небольшими коричневыми пятнышками, брюшко и бока серебристые, на плавниках фиолетово-чёрные полоски. Правда, красиво? Наверное, в красоте и есть секрет нашей уникальности.

Байкальский лёд
Фото Алексея Блохина

Глава 4 (зимняя)

Заканчивалось лето, мы становились сильнее, многое делали сами, но впереди нас ожидало новое испытание – первая зима, и мы все её боялись. В конце лета я с другими желтокрылками собрался в стайку и отправился на север. Плыли мы медленно, делали длительные остановки, по утрам охотились, а вечерами прятались под камни, и взрослые бычки рассказывали нам о Байкале. Много удивительных легенд услышал я в те дни: о байкальских ветрах, о непокорной Ангаре, о седом Ольхоне. Когда я засыпал, легенды оживали. Мне снились могучие богатыри, прекрасная дочь Байкала, чудо-рыбы. Они будоражили моё воображение и во время зимнего сна. Хотя настоящим сном это назвать нельзя. Мы находились словно в оцепенении, зачарованные волшебным миром озера, его сказками и тайнами. Несколько месяцев я и другие мальки провели у дна, неподвижно, почти не охотились. Лишь изредка самые смелые и любопытные из нас поднимались вверх ко льду и любовались причудливыми ледяными узорами. Невероятно, мы так боялись зимы, а она оказалось совсем не страшной, а, наоборот, очень красивой.

Байкальский бычок
Фото Алексея Блохина

Глава 5 (весенняя)

Как бы ни прекрасны были наши сны, настало время проснуться. Мы стали чаще охотиться, понемногу возвращались к прежней жизни, и однажды вновь собрались в стайку и поплыли на юг. Возвращение домой было весёлым. Мы шутили, смеялись, иногда дрались. От счастья и возбуждения у многих бычков плавники стали ярко-жёлтыми, поэтому издалека нас можно было принять за сверкающий жёлтый ручеёк. Когда мы вернулись домой, взрослые бычки начали строить гнёзда. Будущие папы хвостами копали ямки, мамы откладывали туда розовато-жёлтые икринки и куда-то уплывали, папы же оставались сторожить детей. Некоторым папам так нравилось это занятие, что они захватывали соседние гнёзда и охраняли сразу несколько кладок. Однажды я увидел, как один папа вцепился зубами в губы другого и держал его так до тех пор, пока тот не уступил гнездо. Вот какие мы боевые бычки! Но подобные глупости меня в то время не интересовали, поэтому я с друзьями отправился на глубину, подальше от берега, где и провёл всё следующее лето.

Байкальский бычок
Фото Алексея Блохина

Глава 6 (печальная)

Мне тяжело вспоминать этот случай, но, возможно, мой опыт поможет кому-нибудь избежать беды. Я был в самом расцвете сил, дерзкий, самоуверенный, ничего не боялся. Я пережил три зимы, шесть миграций, выжил, охраняя потомство, и был очень популярен среди девочек. Страсть к приключениям и желание произвести впечатление привели к тому, что мы с друзьями отправились на юг исследовать незнакомый берег. Сначала приключение складывалось удачно. Мы ловко прятались от хищных рыб, состязались в ловле рачков, дразнили встречных подкаменщиков. Веселясь, мы не сразу заметили, что заплыли в пустынное место, рыбы исчезли, всё вокруг было словно неживое. Нам захотелось спать, пропал аппетит, сил становилось всё меньше, кружилась голова. Стыд сознаться в собственной слабости и упрямство заставляли нас продолжать путь на юг…

Труба была огромная, она извергала тонны ядовитой жидкости. Самое ужасное было в том, что, по цвету, эта жидкость была такая же, как вода Байкала, однако жить в ней было невозможно. Рядом на берегу возвышалось огромное уродливое здание с уходящими в небо трубами. Я не представляю, кому пришло в голову построить такое чудовище. Собрав последние силы, позабыв о гордости, мы повернули назад. Двоим из нас не хватило сил вернуться домой. Вот так беспечность чуть не погубила меня. К сожалению, не весь Байкал безопасен для рыб.

Байкальская губка
Фото Алексея Блохина

Глава 7 (пенсионная)

Сейчас я на пенсии. Мне не надо охранять икринки и сражаться за гнёзда. Зовут меня уже не Стёпка, а дедушка Степан. Я стал мудрее и сам рассказываю малькам легенды, услышанные мной во время первого путешествия на север. В промежутках между воспитанием молодёжи и разгадыванием кроссвордов, я пишу мемуары. Возможно, кто-нибудь сможет их прочитать. Я желаю вам не быть беспечными и выжить. А ещё я мечтаю, чтобы все мы сумели сохранить в душе любовь и веру в добро.

Странные бесхвостые существа! К вам обращается маленькая рыбка-желтокрылка Стёпка, заметьте меня, я рядом. Я живой, я думаю и чувствую, я люблю и боюсь, я такой же, как вы. Один раз вы чуть не погубили меня, построив плотину и уничтожив места нашего нереста. Но мы выжили, мы стараемся выжить, потому что мы уникальные. Без нас не будет других рыб, животных, и, возможно, вас. А ведь вы тоже уникальные, вам тоже надо выжить. Сейчас, прожив много лет, я понял, что уникальность заключается не в форме головы и цвете плавников, а в умении любить, понимать и беречь этот хрупкий мир, который нас окружает.


Блохин Никита, 14 лет

Назад

Если Вы читаете этот текст, значит Ваш браузер блокирует javascript, или не поддерживаетcя jquery 2.1.0!

goggle топ 27